"Наши люди". Специальное интервью А. Каминского сайту fotki

E-mail Печать

Александр Каминский, журналист и генеральный директор компании РУСБАЛТ, занимающейся поставками промышленного оборудования из Европы, основал Общество российско-эстонской дружбы в 2007 году. О том, в чем он видит цель своей инициативы, истории сосуществования двух народов и способах разрешения конфликтов, нередко возникающих именно на национальной почве, господин Каминский рассказал нашему спецкору в Санкт-Петербурге Сергею Терешенкову во время краткой остановки в Петербурге на пути из Москвы в Таллинн.


А.К.: Идея организации этого общества пришла ко мне спонтанно. Два года назад, в частности, после «бронзовой ночи», резко обострились отношения между русскими и эстонцами, что для меня явилось полной неожиданностью. Впервые я попал в Эстонию еще студентом, бывал неоднократно уже в независимом государстве, получил вид на жительство. Сначала мне просто нравилось туда приезжать, а спустя несколько лет к туристическим прибавились и деловые интересы: я начал развивать в Эстонии инвестиционный бизнес. Кроме всего прочего, до занятия бизнесом я много лет проработал журналистом на телевидении, а кодекс профессии не позволяет оставаться в тени в подобных ситуациях.

Взволновала эта ситуация меня и потому, что я практически живу на два города, иногда даже большую часть года провожу в Таллинне, нежели в Москве. Сразу оговорюсь, что я не стал эстонским или неким другим шпионом, не получаю денег от якобы нанявших меня стран, в чем меня тогда принялись обвинять… Но не скрываю, что люблю Эстонию и очень с ней связан, теперь и по линии общества дружбы, которое там так же активно, как и в России.

С.Т: Наверное, упреки в ангажированности – общая проблема людей, которые пытаются объективно оценить положение в балтийских государствах, предложить альтернативную точку зрения, отличную от официальной…

Я бы сказал, что упреки в ангажированности - общая проблема для неравнодушных людей. Однако, действительно, в России мой взгляд на отношения между русскими и эстонцами принят не всеми. Это не означает, что я не нахожу поддержки. Другое дело, что в России сейчас столько внутренних вопросов, требующих оперативного решения, что на установление с Эстонией добрососедских связей не хватает ни сил, ни времени. Что касается Эстонии, складывается впечатление, что накопившиеся экономические и политическими неурядицы несколько отодвинули в тень проблемы взаимоотношений между русскими и эстонцами.

С.Т.: Вы следили за октябрьскими выборами в органы местного самоуправления? Что скажете о победе Центристской партии?

А.К.: Вы знаете, я более внимательно слежу за российской политикой, чем за эстонской. Не будем забывать о том, что я российский гражданин и общество мы создавали именно в России. Однако могу сказать, что центристы неплохо себя презентовали и то, что они выиграют на предстоящих выборах, было понятно еще два-три года назад: слишком разобщенным представлялся эстонский электорат – и граждане сплотились вокруг Центристской партии, которая грамотно построила избирательную кампанию. Симптоматично, что вокруг центристов сплотилось и большинство русскоязычного населения, которое уже не доверяет профессиональным демагогам типа пресловутого господина Кленского. Но, кстати, похожую ситуацию мы наблюдали и на выборах в Европарламент.

С.Т.: Страницу общества российско-эстонской дружбы Вы расположили на своем персональном сайте. Что это – имиджевая акция?  

А.К.: Я не люблю слов «имиджевая акция», «пиар», «тренд» и «бренд». Если бы я хотел "имиджа", мог бы, наоборот, пойти флагом у эстонского посольства махать или пресс-конференцию собрать с рассказом о том, как меня преследуют. Я даже вопроса сначала не понял. Вы что считаете, что летом 2007 года можно было таким образом улучшить свой имидж? Все проще: не хотелось плодить сайты. У меня уже существовала собственная страница в Интернете, которая пополнялась нерегулярно, - и я решил перенести на нее информацию о деятельности общества. При этом я прекрасно понимал, что размещение сайта на своей персональной странице - это определенная ответственность. Но вся моя предыдущая деятельность научила меня отвечать за свои слова и поступки. Однако теперь мне приятно, что мое имя ассоциируется с обществом российско-эстонской дружбы. Вы знаете, меня вообще удивляют люди, которые говорят о межнациональных или межгосударственных отношениях, используя термины "имиджевая акция", "перформанс" или к примеру "когнитивный диссонанс". Мне кажется, что для имиджевых и пиаровских штудий вполне можно найти другое место. Особенно полезно подумать об этом сейчас, в год 70-летия начала Второй мировой. Есть вещи, к которым мы просто обязаны относиться серьезно. В этом году я был в Италии и пришел поклониться памяти павших в битве под Монте-Кассино. В основном на мемориальном кладбище в Монте-Кассино лежат поляки. На мемориальных плитах фамилия Каминский попалась мне 5 раз... Кстати, на нашем сайте мы разместили обращение с призывом к журналистам и деятелям культуры по возможности отказаться от всяких пиар-акций, связанных с началом Второй мировой и сосредоточиться на реальной помощи оставшимся в живых ветеранам. Пользуясь случаем, повторяю этот призыв еще раз.

 

 

С.Т.: Какие этапы в работе общества за прошедшие два с половиной года Вы бы выделили особо?

А.К.: Мы сразу поставили перед собой задачу прежде всего культурного взаимодействия между народами и начали двигаться в этом направлении. Мы начали с организации Лотмановских чтений, которые теперь уже стали традиционными. После этого мы подготовили целый цикл радиопередач как в Таллинне, так и в Москве, посвященных этой проблеме. Мы организовали на русскоязычном радио Таллинна много программ о новинках русской литературы. Мы посылаем на радио только что вышедшие книги, слушатели могут их выиграть, участвуя в конкурсах. Говоря о проблемах отношений между нашими странами, мы всегда стремились привлечь внимание к проблемам, с которыми столкнулись простые люди, в частности, наши же соотечественники, на которых также отразились введенные после «бронзовой ночи» российские санкции. Ведь пострадал и российский бизнес в Эстонии, и представители русскоязычного населения, уровень жизни которых упал, например, в связи с сокращениями и закрытиями предприятий. В прошлом году совместно с единомышленниками нам удалось добиться отмены российских виз для имевших советский паспорт лиц без гражданства из Латвии и Эстонии. На слушаниях по этому вопросу, проходивших в стенах Государственной Думы, присутствовали послы двух стран в Российской Федерации и сами «не граждане», которых туда пригласило наше общество. Последние, кстати, поразились, как глубоко депутаты разбираются в заявленной теме, что чрезвычайно важно, поскольку у русского населения в балтийских государствах часто возникает ощущение, что о них забыли в России. Надо сказать, что такие контакты крайне полезны и тем, что помогают русскоязычному меньшинству представить истинное положение вещей.

С.Т.: Каково Ваше мнение о так называемой «карте соотечественника», идея которой нередко обсуждается, в том числе, в Государственной Думе?

А.К.: Мое твердое убеждение, что выдача «карт соотечественника» посеет только еще больший раздор между русскими и эстонцами (или латышами). Прежде всего, я не уверен, что проживающие на территории другого государства люди, пусть и этнически связанные с Россией, могут называться нашими соотечественниками: они соотечественники в Латвии и Эстонии. Все-таки будущее русскоговорящим гражданам (или не гражданам) необходимо искать в этих странах. А Россия вполне может быть для них культурным донором. Конечно, интеграция русских в новое общество – сложный процесс, особенно для старшего поколения, однако я сильно сомневаюсь, что большинство из них готово вернуться на историческую родину.

С.Т.: Тогда следующий вопрос в продолжение предыдущего. А как же программа переселения соотечественников?

А.К.: По моему мнению, в Эстонии интерес к программе нулевой. Там всегда уровень жизни был довольно высоким, и туда, где заведомо хуже, человек, родившийся в Эстонии, не поедет, да и вообще он скорее ассоциирует себя со страной по рождению, а не по истории. Вот я родился в России, у меня российский паспорт, и я не хочу уезжать куда-то далеко, менять гражданство и так далее. Хотя прекрасно вижу проблемы своей страны. Поэтому логично, что многие русские в Эстонии так же не хотят никуда переезжать.

С.Т.: Хорошо. Скажем по-другому. Имеет ли шансы на успех программа сама по себе, в независимости от государства происхождения «соотечественника»?

А.К.: Думаю, что по всему миру разбросано достаточное число потенциальных переселенцев, но программа не обрела еще конкретную форму. Очевидно, что необходимо создать рабочие места для «соотечественников», их нужно обеспечить достойной зарплатой и жильем… А ведь без целого ряда сопутствующих факторов, как, например, снижения криминогенной обстановки в принимающем регионе, мигранты также вряд ли ринутся осваивать предложенные территории.

С.Т.: Да и протесты местного населения, как в Калининградской области, представляющейся наиболее оптимальной точкой назначения переселенцев из балтийских стран, не следует сбрасывать со счетов. Или нередко проступающий в российских властных структурах советский тип мышления, который иногда угадывается даже в действиях государственных органов Эстонии, Латвии или Литвы…

А.К.: Именно! Кстати, мои эстонские знакомые вспоминают не только негативные моменты из Советского Союза, во всяком случае, те люди, которым сейчас 50-60 лет. Один мой приятель в восьмидесятых был директором совхоза, а в независимой Эстонии начал смежный бизнес в сфере недвижимости. Я лично никогда не встречал в Эстонии неприязни к русским, скорее наоборот: чем дальше я ехал в глубь страны, скажем, на острова, тем теплее меня принимали. Это говорит о том, что мирное развитие отношений вполне возможно, я бы даже сказал, неизбежно.

С.Т.: Вы абсолютно верно отметили, что многие проекты в Эстонии с участием российского капитала после событий вокруг Бронзового солдата были заморожены, в частности, порт в Силламяэ, позиционировавшийся как разумная альтернатива перевалке грузов на российском Северо-Западе. В данный момент Вы наблюдаете ускорение деловой активности?

А.К.: Принципиального прогресса нет. Тему стали замалчивать, особенно в Эстонии, но проблема не снята. Интерес к соседу со стороны россиян не пропал, о чем свидетельствует стабильное число совершаемых ими туристических и гуманитарных поездок в страну. Российские СМИ также более лояльно освящают эстонские новости, что уже является положительным фактором. Однако, думаю, адекватного политического решения и восстановления благоприятного экономического климата между нашими государствами ждать еще долго.

С.Т.: Развитие бизнеса сдерживает, в частности, и транспортное сообщение. Если между Москвой и Таллинном курсирует поезд, то из Петербурга поезд пустили, но после «бронзовой ночи» отменили по формальной причине, а автомобильная дорога через Ивангород оставляет желать много лучшего…

А.К.: Слышал, что ее починили (сегодня проверю), но решение таких частностей действительно лежит в политической плоскости: так же до сих пор не устроена безальтернативная трасса Москва – Рига, которая практически отсутствует на участке в триста километров! И понятно, что пока сохраняется политическое напряжение между Латвией и Россией, интенсивный рост товарооборота и экономики между странами будет невозможен.

С.Т.: А как чувствует себя Ваша фирма? «Русско-Балтийская группа» означает, что Вы поставляете оборудование не только в Россию, но и в страны Балтии?

А.К.: Название и правда говорящее. Компания существует с 2006 года, образовал я ее совместно с эстонскими друзьями. Они, кстати, и включили «балтийский» элемент в наименование. Мы возили станки и в Эстонию, и в Россию. Сейчас, по объективным – кризисным - причинам, в географии поставок, главным образом, фигурирует Россия.

С.Т.: Остается ли у Вас время на журналистику?

А.К.: Журналистика меня привлекает как деятельность, однако, во-первых, ей нужно заниматься серьезно, а во-вторых, некоторое время назад мне захотелось попробовать что-то новое. Именно поэтому я и организовал собственную фирму. Однако жизнь все время предлагает нам что-то новое, поэтому я пишу на сайт, участвую в различных теле- и радиопередачах, а что будет дальше, посмотрим... У меня есть еще определенные планы, связанные с моей научной деятельностью. Дело в том, что, получив степень МВА, я понял, что останавливаться на этом нельзя, надо двигаться вперед, и сейчас я занят диссертацией, которая будет посвящена проблемам антикризисного управления. Материала, как вы понимаете, предостаточно...

С.Т.: Тот факт, что на политическом уровне между Эстонией и Россией остаются противоречия, неоспорим. А что Вы скажете по поводу отношений на межличностном уровне? Готовы ли к сближению этнические русские и эстонцы?

А.К.: Боюсь вызвать возмущение русскоязычного населения Эстонии, особенно молодежи, но мне кажется, что до переноса Бронзового солдата оба народа вполне нормально взаимодействовали друг с другом. Я могу подтвердить свои слова на собственном опыте. Мои эстонские партнеры всегда испытывали уважение ко мне. Конечно, бизнес – не очень хороший пример, но и мои русскоговорящие сверстники из Эстонии свободны от всяких предрассудков против пресловутой интеграции, так как осознали, что такая позиция неконструктивна в стране, с которой связана их жизнь и карьера.

С.Т.: Под предрассудками Вы имеете в виду нежелание учить язык и так далее?

А.К.: В частности, да. Иногда подобное нежелание даже приобретает черты политического протеста, что не идет на пользу ни самому человеку, ни обществу в целом.

С.Т.: А Вы говорите по-эстонски?

А.К.: Я по-эстонски понимаю, говорю не очень хорошо, но занимаюсь. Но вовсе не с целью получения гражданства: я не собираюсь менять российский паспорт. Просто мне нравится бывать в Эстонии и хочется общаться с людьми на их родном языке. Я полюбил Эстонию, когда у нас еще была одна страна. Так что, если бы я тогда жил в Таллинне, стал бы, наверное, эстонским гражданином, который там и создал бы Общество эстонско-российской дружбы и ездил бы постоянно в Москву. Сердце-то не делится. Поэтому я хорошо понимаю и русских, и эстонцев...

С.Т.: Вы упомянули, что ваше общество дружбы занимается, главным образом, культурными проектами. Как Вам известно, в 2011 году Таллинн будет культурной столицей Европы. Ваша организация собирается участвовать в проекте?

А.К.: Мы бы очень этого желали, но я пока не вижу интереса с эстонской стороны. Здесь мы должны играть по местным правилам: если нас пригласят участвовать в празднике и сочтут наши предложения заслуживающими внимания, то мы с удовольствием поработаем вместе.

С.Т.: А Вы знакомы с мэром Таллинна Эдгаром Сависааром? Мне кажется, он достаточно открытый для диалога человек и положительно воспринял бы Ваши идеи по поводу программы «Таллинн-2011»…

А.К.: Я с Вами согласен. Мы очень хотим сделать с ним интервью, но, к сожалению, во время выборной кампании это было нереально. Мы написали секретарю господина Сависаара, надеюсь, что в скором времени нам удастся с ним побеседовать.

С.Т.: В продолжение темы замечу, что финно-угорский мир на ближайшие пару лет оказывается в центре внимания всей Европы: в наступающем году одной из культурных столиц выбран венгерский Печ, а в 2011 году это почетное звание разделит с Таллинном финский Турку…

А.К.: Кстати, российские финно-угры показывают неподдельный интерес к взаимодействию с родственными народами. В октябре в Москве наше общество было одним из организаторов Дней родственных угро-финских народов, привлекших участников как из России, так и из-за рубежа. Эти дни проводятся в Эстонии уже 80 лет, с 1991 года они стали проводиться и в России, но впервые в этом году они прошли с таким размахом. Надо сказать, что это во многом стало результатом взаимодействия нескольких угро-финских культурных организаций. В частности, мы работали вместе с обществом удмуртской культуры "Кузебай Герд". Вы спрашивали меня про то, остается ли у меня время на журналистику. Нет, практически не остается, но придется его откуда-то выкраивать. Дело в том, что недавно меня выбрали членом правления Ассоциации угро-финских народов России. В эту ассоциацию входит множество угро-финских культурных организаций, там работают и люди старшего поколения, и совсем молодые ребята, энтузиасты возрождения народной культуры, песен, языка. Мы проводили вместе с ними первый финно-угорский миникэмп "Юттумаа", пресс-конференцию, конференцию "Угро-финские культурные стратегии в ХХI веке", и я понял, что мой журналистский опыт в этой работе крайне нужен. Вообще было очень полезно наблюдать, как молодые успешные люди - искусствоведы, философы, аспиранты Дипломатической академии - трепетно относятся к своей национальной культуре. Мне кажется, что, если бы русскоязычная молодежь Эстонии сосредоточилась именно на культурных проектах, это было бы на пользу и двусторонним отношениям. Надо сказать, что этнически я не имею никакого отношения к угро-финскому миру. Еще и поэтому это избрание для меня - знак особого доверия. Будем работать.

С.Т.: Александр, большое Вам спасибо за интервью.

Интервью на сайте fotki

Обновлено ( 18.01.2010 02:19 )  

Авторизация

Сейчас на сайте

Сейчас 80 гостей и 1 пользователь онлайн
  • JixxMatO

Лента новостей

Памятная церемония в Таллинне

21.09.2013

20 сентября в Таллинне прошла церемония в память о погибших...Читать дальше...

 

Гастроли Рижского русского театра в Таллинне

21.02.2013

30 и 31 марта на сцене Центра русской культуры в...Читать дальше...

 

Музыка их связала

20.01.2013

Как сообщают информационные агентства, спор президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса...Читать дальше...

 

Мэр эстонского города награжден орденом за помощь православной Церкви

14.01.2013

Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий (Якобс) вручил мэру города...Читать дальше...

 

Эстонские кошки в России

29.12.2012
Как сообщают вологодские издания, в выставочном центре "Русский Дом"...Читать дальше...