День Защитника Отечества и День независимости Эстонии - две даты, которые разделяет 1 день

E-mail Печать

Эфир с А. Каминским и А. Сокольской на радио "Говорит Москва" 19 февраля 2010 года

 

********

Р. Щапанский: У нас в гостях публицист и переводчик Анна Сокольская и председатель Общества российско-эстонской дружбы Александр Каминский. Мы говорим сегодня о 23 февраля, поэтому давайте поясним, какое отношение к этому дню имеет Эстония. Александр...

А. Каминский: Дело в том, что 23 февраля - День Защитника Отечества, в прошлом - День Советской Армии, а 24 февраля Эстония отмечает день Независимости. Мы сегодня хотели поговорить и о том, и о другом.

Р.Щ.: Давайте начнем с праздника, если что-то не так, вы, Анна, меня поправите. Вот газета "Красный путь" писала: "День 23 февраля и героические победы под Нарвой и Псковом - начало триумфальных побед Красной Армии". Теперь историки говорят, что это - миф.

А. Сокольская: Ну, конечно, это миф. Собственно говоря, эту дату закрепил товарищ Сталин в кратком курсе истории ВКП (б), до этого пытались приурочить эту дату ко дню Красного подарка 17 февраля или к дате всеобщей мобилизации.

Р.Щ.: Красного подарка?

А. Сокольская: Ну да. Видимо, предполагалось, что в этот день рабочие и крестьяне будут дарить бойцам какие-то особые красные подарки. Ну вот подарков не подарили... появилась мысль найти другой день... хотели отмечать день всеобщей мобилизации 31 января, тоже как-то не получилось, и тут родился миф о победе под Нарвой и Псковом. При этом давайте разделим наши исследования на две части. Во-первых, были ли тогда под Нарвой и Псковом защитники отечества? Да, несомненно. Это были бедные, голодные, плохо вооруженные люди, которые изо всех сил старались отстоять свое отечество и еще не знали, что новый российский режим всего через неделю - 3 марта - продаст их немцам. Немцы на Северо-Западном направлении были очень активны, при этом у коммунистической верхушки никакого реального желания защищать это направление не было, потому что за спиной у подлинных защитников отечества, которые у нас в стране найдутся при любом режиме, готовился позорный Брестский мир. Возможно, верхушка немецкая и знала об этом. Во всяком случае, немцы были очень активны и довольно быстро продвигались вперед.

А. Каминский:  Правда, было еще непонятно и невозможно предсказать, какое сопротивление они там встретят. А получился полный провал обороняющихся под Нарвой и Псковом, об этом даже Ленин впоследствии писал. А праздник появился потому, что нужен был день, который консолидирует общество, взывает к патриотизму нашего советского человека.

Р.Щ.: Ну нашли бы что-то более достойное...

А. Сокольская: А вы знаете, что удивительно? Вот  сейчас одни историки будут говорить – «было», другие – «не было», и никто не вспомнит, что практически в эти дни - годовщина подвига "Варяга". Дней-то достойных у нас сколько угодно. Но ведь история-то у нас начинается с 1917 года... так пусть уж будет 23 февраля...

Р.Щ.: Давайте поясним. 23 февраля немцы разбили Красную Армию. Наголову?

А. Каминский: Ну, если бы мы там присутствовали, мы могли бы говорить об этом более детально, но насколько известно из истории, да.

А. Сокольская: Правда в том, что Ленин на следующий день пишет, что мы вынуждены принять условия мира, что мы уйдем за Урал, пусть нас хоть за Урал вытеснят, но мы все равно оттуда придем…

А. Каминский: И мы знаем, что за несколько дней до этого русские покинули Таллинн, а 24-го туда вошли  немецкие войска. Фактически счет шел на дни.

Р.Щ.: Давайте вернемся чуть пораньше. Итак, монархии нет, есть Временное правительство. Временное правительство собиралось признать независимость Эстонии?

А. Сокольская: А Эстония не собиралась отделяться от Временного правительства. Эстляндская губерния была одной из самых интегрированных в российскую жизнь... Двести лет, все-таки. Поставщик кадров для империи: Крузенштерн, Беллинсгаузен, Дельвиг, Кюхельбекер, Бенкендорф - на любой вкус... хоть мейнстрим, хоть оппозиция...

А. Каминский: И, кстати, очень много эстонских солдат и офицеров служило в русской армии.

Р.Щ.: То есть при Временном Правительстве никаких помыслов не было?

А. Сокольская: Не было. Напомню, что первыми национальными образованиями, заявившими о своей независимости после падения монархии, были Грузия и Украина.

Р.Щ.:  Это я помню. Итак, приходят большевики к власти, захватывают ее насильственным путем и сразу эстонское общество начинает думать о независимости или нет?

А. Сокольская: Они начинают думать о независимости и особенно активно, когда понимают, что большевики не защитят их от немцев, а скорее всего просто продадут. Дело в том, что в эстонском обществе теплого отношения к немцам, а тем более к немецким баронам, владевшим землей и подвергавшим Эстляндию, Лифляндию онемечиванию не было. К русским отношение было гораздо более теплое. Ну что опять говорить про русских, вспомним Барклая де Толли: уроженец Лифляндии, похоронен в Эстонии. То есть это в чем-то даже было для Эстонии катастрофой.

Р.Щ.: То есть эстонцы спохватились, когда поняли, что большевики не собираются  защищать их от немцев, что Эстония, скорее всего, отойдет к Германии, и они подумали, а не объявить ли нам независимость?

А. Сокольская: Да, им не хотелось опять быть батраками у немецких баронов. Гнет-то был настоящий. Вот для того, чтобы эстонцу выдвинуться, ему надо было сменить фамилию на немецкую. Так потом очень многие демонстративно начали менять фамилии назад, на родные.

А. Каминский: И, кстати говоря, вот 21-й век на дворе, а у многих эстонцев остались немецкие фамилии аж с тех еще времен... это еще не изжито. Главной проблемой тогда было образование - эстонец мог получить образование только на немецком языке. До революции 90% населения Эстляндии были этнические эстонцы, по 4% составляли немцы и русские, и естественно эстонцы хотели жить на своей собственной земле и учиться на своем собственном языке.

Р.Щ.: Итак, красная армия проигрывает 23 февраля, она наголову разбита. Эстонцы 24-го объявляют о своей независимости. Конечно, данную независимость никто не признает...

А. Сокольская: А собственно, кто ее должен признать? Некому пока еще. Финляндии не существует, там идет гражданская война между красными и белыми. Что происходит на территории России, непонятно. Ну как вы себе представляете: Германия признает независимость Эстонии... тоже странно, да? Но их поддерживает Антанта.

Р.Щ.: Вот я и говорю, что Антанта должна была их поддерживать, потому что они выступали против Германии, их главного врага, ведь еще шла Первая Мировая война.

А. Сокольская: Да, совершенно верно. То есть, в войне за независимость Эстонии участвуют бронепоезда, которые поставила Антанта, эстонские добровольцы, финские добровольцы и латышский полк.

А. Каминский: И была Эстляндская трудовая коммуна, созданная в Нарве, которая настолько окрепла, что через несколько месяцев подошла на 35 км к Таллинну, и почти вся северо-восточная Эстония была под ней. Кстати, к началу этих событий в Эстонии проживало всего лишь 980 тысяч человек.

А. Сокольская: Потом в Эстонию вошли части Красной армии, причем в основном это китайцы... вообще же более полумиллиона представителей других стран служило в Красной армии. Эстляндская трудовая коммуна запомнилась церковными погромами (потом множество священников было причислено к лику новомучеников), с православными расправлялись с особой жестокостью. Выбить их оттуда удалось эстонскому ополчению. Есть прекрасный эстонский фильм "Имена на мраморной доске", его и в Выборге на кинофестивале показывали, и русские там работали на съемках. Это фильм об эстонском ополчении, то есть такие "неуловимые мстители", только с другой стороны.

Р.Щ.: Поясните мне, пожалуйста, а эстонское ополчение это кто? Простое крестьяне, которые взяли оружие? Взяли в руки винтовку и пошли? Или все-таки люди, у которых был боевой опыт?

А. Сокольская: Ну конечно, там были люди, у которых был боевой опыт. Первая мировая все же, все воевали. У них был, например, замечательный борец за свободу  - Юлиус Куперьянов. Он был из староверов. Он посмотрел на то, как ведет себя Эстляндская трудовая коммуна, а он из бедняцкой был семьи, вроде бы ему надо было хату покинуть, идти воевать за красных, но, увидев действия большевиков, он решил по-другому. Куперьянов был Георгиевский кавалер, офицер, собой красавец (можно посмотреть портрет), русский, вот он возглавил оборону Тарту. Ему было 25 и понятно, что опыт он получил на Первой мировой. А войска фрайкора возглавил грузинский князь Бермондт-Авалов. Фрайкор – это было ополчение, созданное из этнических немцев на территории нынешних прибалтийских республик. Пятая колонна, так скажем. Кстати, фрайкор потом стал основой для многих нацистских организаций в Германии.

Р.Щ.: А большевики из петрограда и из москвы не помогали?

А. Каминский: Большевики занимались Эстляндской Трудовой коммуной. Это была их главная сила, с ее помощью они продвигались к Таллинну. Вполне возможно, что ситуация развернулась бы совсем в другую сторону, если бы не одно маленькое "но". Большевики объявили коллективизацию. И это то, что никогда бы не могло быть поддержано в Эстонии, потому что эстонцы - это люди, которые всегда стремились к частной собственности, это хуторяне. Эстонские крестьяне всегда мечтали иметь свою землю, они не могли поддержать планов коллективизации… на территории Эстонии это не могло пройти.

А. Сокольская: Как только эстонцы объявили о своей независимости, они объявили и о разделе помещичьих немецких владений.

А. Каминский: И впоследствии, в 1920-м году, после Тартуского договора, когда был подписан мир и установлена граница, они это сделали.

Р.Щ.: А что там было с Юденичем, когда все ждали, что вот-вот он выйдет к Петрограду, когда они уже молились, глядя на купола храмов, и Эстония вдруг с точки зрения некоторых историков неправильно себя там повела?

А. Сокольская: Эстония выполнила условия Тартуского мира. Это было записано в Тартуском мирном договоре: Россия не допускает у себя враждебных действий по отношению к Эстонии, Эстония не пропускает через свою территорию враждебные России силы, Эстония освобождается от долгов царского правительства и получает определенную сумму золотом в качестве компенсации деятельности Эстляндской трудовой коммуны. Эстонцам, судя по всему, объяснили, внушили; кто это сделал, мы сейчас не можем уже точно сказать; но им объяснили, что если белые придут к власти, то Эстония вновь войдет в состав будущей империи, следовательно, белые - большее зло. Но давайте не будем сейчас углубляться в историю Белого движения, а то и про День Защитника Отечества не поговорим. Я могу вам плакат Белой Армии показать "За единую Россию". И это - не предвыборный плакат «Единой России»... Деникин был наиболее толерантен, он говорил: "Мы за единую неделимую Россию в ее исторических границах"... Вот я Александру задам вопрос. Я знаю, в Эстонии есть день отца, да?

А. Каминский: И не только в Эстонии, но и в очень многих странах.

А. Сокольская: Да, день отца, праздник, которого у нас нет, но одна мужская роль в Европе закрывается и всех пап поздравляют в один какой-то день. Есть еще и день дедушки, а у нас вот нет ни дня отца, ни дня дедушки. Вот появился день святого Валентина, который все ругают, а, по-моему, прекрасный межгендерный праздник. Так вот - давайте оставим 23 февраля Днем Защитника Отечества. Это день тех, кто воевал, кто служил в армии, кто выполнял свой интернациональный долг, но это никак не день мужчин. Вот я готовилась к передаче и вспоминала: и я, и все мои подруги были военнообязанными. Офицер контрпропаганды, офицер ПВО, офицер химзащиты, военврач, военный переводчик...

А. Каминский: Согласен. Я считаю, что это День Защитника Отечества, день армии, я на этом вырос и, по-моему, для человека моего возраста и старше это совершенно естественно. Есть история нашей страны, зачем от нее открещиваться? Пусть будет так.

Р.Щ.: У нас остается немного времени,  давайте про российско-эстонские отношения. Насколько я знаю по СМИ, отношения не очень хорошие. Кто больше виноват, на ваш взгляд?

А. Каминский: Ну, а разве бывают виноватые в подобном?

Р.Щ.: В  наших газетах преподносится, что виноват Таллинн.

А. Сокольская: Я могу сказать - виноваты СМИ. Я тут читала газету "Комсомольская правда"… не люблю я возвращаться к Бронзовому солдату, но вернусь: два года назад писали о десятках пострадавших во время переноса, потом  о сотнях, недавно - о тысячах. Но, вообще-то, Таллинн - маленький город. Там просто не наберется столько народу.

Р.Щ.: А чествование всех эсэсовцев эстонских, шествия легионеров, памятники?

А. Сокольская: А какие памятники? То, что вы называете нацистским крестом, это крест независимости, его в 1919 году ученик Рериха нарисовал. Не было еще нацистского креста тогда.

А. Каминский: Это как раз лучший пример того, как СМИ могут преподносить те или иные события. Мы говорим вообще о СМИ, не только о российских. Мы говорим о журналистах. Такая подача материала - хлеб журналиста, я сам журналист и прекрасно знаю, как это действует.

Р.Щ.: А что вот делать, Александр? Вы как-то должны, обязаны налаживать отношения между РФ и Эстонией?

А. Каминский: Мы же не государственная организация, чтобы быть кому-то должным или обязанным. Мы действуем по душе, нам это близко. Я сам имею самое прямое отношение к Эстонии, потому что я живу там тоже, я просто люблю эту страну, которую считаю своей второй родиной и мне очень грустно, что происходят такие вещи, для которых, на мой взгляд, нет ни малейших оснований.

Р.Щ.: Интерес к русскому языку в Эстонии повышается или нет?

А. Каминский: С русским языком вообще все в порядке: русский язык все знают, и никто демонстративно не отказывается говорить на русском языке, как у нас принято считать. Везде вы можете поговорить на русском языке, за исключением, может быть, самых южных районов, где его никогда и не знали толком.

А. Сокольская: Ну вот 24-го числа трансляция со дня независимости будет идти на двух языках. Есть кафедра в Тарту, и обучение в Тарту есть на русском языке. Кстати, в день памяти Пушкина игрался "Евгений Онегин", проходили пушкинские вечера, появились публикации о потомках Пушкина в Эстонии,  и на юбилей Чехова тоже был спектакль, поэтому не все так драматично, как хотят показать СМИ, чтобы был какой-то яркий лозунг.

Р.Щ.: Ну, дай Бог. А то вот недавно прочел в одной газете, не буду ее называть, что один мужчина пришел сдавать на гражданство и его заставили пересказать постулаты Канта на эстонском языке. Это что за извращение?

А. Каминский: Я думаю, что это невозможно, потому что я прекрасно знаю условия сдачи экзамена на гражданство, там такого нет.

Р.Щ.: Не каждый по-русски-то расскажет, что писал старик Эммануил...

А. Сокольская: А старик Эммануил, по-моему, не переведен на эстонский язык, так что это просто сказка...

Р.Щ.: Кстати, Анна, а вот мы знаем, что были латышские стрелки, а вот эстонские...

А. Сокольская:  А эстонцев как-то мало было на стороне красных... как-то так получилось. Они как-то поняли, что им надо на свой хутор...

Р.Щ.: Прежде, чем мы будем подводить итоги, я спрошу Александра, а вот эстонцы обижаются на анекдоты про них?

А. Каминский: Они сами их с удовольствием рассказывают про себя.

А. Сокольская: Давайте в заключение все-таки поздравим всех с праздником. Всех кто служил, воевал, выполнял интернациональный долг, мальчиков, которым предстоит идти в армию. В общем, всех защитников Отечества.

Обновлено ( 30.05.2010 22:50 )  

Авторизация

Сейчас на сайте

Сейчас 131 гостей онлайн

Лента новостей

Памятная церемония в Таллинне

21.09.2013

20 сентября в Таллинне прошла церемония в память о погибших...Читать дальше...

 

Гастроли Рижского русского театра в Таллинне

21.02.2013

30 и 31 марта на сцене Центра русской культуры в...Читать дальше...

 

Музыка их связала

20.01.2013

Как сообщают информационные агентства, спор президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса...Читать дальше...

 

Мэр эстонского города награжден орденом за помощь православной Церкви

14.01.2013

Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий (Якобс) вручил мэру города...Читать дальше...

 

Эстонские кошки в России

29.12.2012
Как сообщают вологодские издания, в выставочном центре "Русский Дом"...Читать дальше...