Главная Материалы Бабушка русской революции

Бабушка русской революции

E-mail Печать

Исполнилось 165 лет со дня рождения Екатерины Константиновны Брешко-Брешковской

 

Еще осенью 2008 года наше Общество русско-эстонской дружбы собиралось проводить конференцию, посвященную юбилею Софьи Ковалевской и проблемам преодоления гендерного шовинизма. Потом было решено передвинуть сроки проведения конференции на дату, более близкую к юбилею, который будет отмечаться в 2010 году. Однако разразившийся в стране кризис заставил участников нашей конференции обратиться в своих исследованиях не только к фигурам женщин-ученых. Когда-то, до года "великого перелома", в нашей стране в марте отмечали не только день женщины-работницы, но и годовщину Февральской революции. Февраль - время, определившее очень многое в судьбе народов, населявших российскую империю, это во многом неизученная и недооцененная точка нашей истории. И один из докладов, посвященный судьбе незаурядной женщины в эту переломную эпоху, мы и предлагаем Вашему вниманию.

Кризис, затронувший все российское общество, – это не только следствие проблем с ипотекой в США. Это еще и демонстрация того, что в политике, несмотря ни на что, должны быть идеалы, это свидетельство краха идеологии шопинга, потребления и гламура. Именно в это время было бы крайне полезно оглянуться назад и посмотреть на историю России в другой кризисный период – период Февраля-ноября 1917 года.  Кем были те люди, которые верили в идеалы Февральской революции, революции, давшей стране гражданские свободы и первый легитимный орган власти – Учредительное собрание?

В этом году исполнилось 165 лет со дня рождения и 75 лет со дня смерти Екатерины Константиновны Брешко-Брешковской. Сейчас немногие вспомнят, кто это такая, а в дни февраля 1917 года это имя было известно каждому.

Брешко-Брешковская (урождённая Вериго) Екатерина Константиновна родилась 13 января 1844 года в Витебской губернии. Детство и юность она  провела в имении Луговец, получила хорошее домашнее образование. В своих воспоминаниях Екатерина Константиновна писала: "... всё время страдала и болела сердцем за кого-нибудь: то за кучера, то за горничную, то за работника, то за угнетаемых крестьян".  Именно в эти годы, считала она, в ней созрела твёрдая решимость "жить только для народа". После реформы 1861 года, в 17-летнем возрасте, она оставила  семью и ушла в народ, заслужив в конечном итоге имя "Бабушки русской  революции".

"Её общественная биография,- писал А.Ф. Керенский в посвященном ей некрологе, - это история революционного движения за три четверти века... без неё не может уже обойтись сама история, ибо без Бабушки духовно ущербленной оказалась бы современная Россия".

Брешко-Брешковская 10 лет проработала в созданной ею крестьянской школе и одновременно создавала ссудо-сберегательные кассы взаимопомощи, артели, организовывала крестьян перед выборами в судьи и в уездную управу. В начале 1870-х гг. Брешко-Брешковской стало ясно, "что правительство боится сознательности народа и старается его держать в рабском бесправии", это заставило искать "другие способы работать на пользу дорогого мне народа... я решила отправиться по России, чтобы  вступить на путь борьбы нелегальной".

Екатерина Константиновна всю жизнь была глубоко верующим человеком, в ее сознании идеи христианства тесно переплетались с идеями народнического социализма. В 1873 году она стала членом кружка "чайковцев" - организации, решившей "проникнуть в народ лично, а не только посредством книг и листовок". Брешко-Брешковская была одной из создательниц "Киевской коммуны", под именем солдатки Феклы Косой участвовала в "хождении в народ". В сентябре 1874 была арестована, просидела в тюрьме  до суда больше 3 лет. На "процессе 193-х" (окт. 1877 - янв. 1878) заявила, что имеет честь "принадлежать к социалистической и революционной партии российской" и потому не признаёт этого суда. Приговорена "к 5 годам заводских работ": на Карийской каторге стала первой женщиной-политкаторжанкой. В 1879 переведена на поселение в Баргузин, летом 1880 пыталась бежать. За это власти приговорили Брешко-Брешковскую к 4 годам каторги и телесному наказанию в 40 плетей, которо однако применить не решились из-за боязни бунта политических. В 1882 году, после года тюрьмы, снова каторга на Каре. В 1885-93 - на поселении в Селенгинске. Затем жила в Иркутске, после амнистии по случаю коронации Николая II в сентябре 1896 вернулась в Европейскую Россию. Однако с 1898 Брешко-Брешковская снова перешла на нелегальное положение.

В 1899 году Брешко-Брешковская вместе с Г.А. Гершуни участвовала в создании "Рабочей партии политического освобождения России". Осенью 1901 года вместе с Гершуни она стала инициатором создания Боевой организации Партии социалистов-революционеров, которая до 1905 года совершила 4 крупных террористических акта. Вошла в руководство ПСР. После разгрома эсеров в 1903 эмигрировала в Швейцарию. Участвовала в подготовке кадров пропагандистов. В августе 1904 Екатерина Константиновна была  делегатом Амстердамского конгресса 2-го Интернационала; совершила поездку в США для сбора денег на нужды партии. В мае 1905 вернулась в Россию.

В течение всей революции она находилась на нелегальном положении. Из подполья приветствовала 1-й съезд ПСР (29 декабря 1905 - 4 января 1906). В феврале 1907 на 2-м съезде ПСР выступила за блок с кадетами. В сентябре была выдана Е.Ф. Азефом и арестована в Симбирске. До суда 2 года 9 месяцев содержалась в Петропавловской крепости. В 1910 приговорена (за принадлежность к ПСР) к ссылке в Нижний Илимск, а затем в г. Киренск. В 1914, после неудачной попытки побега из заключения в Иркутской тюрьме, последовали её ссылка в Якутск, возвращение из-за болезни в Иркутск и с 1916  поселение в Минусинске.

4 марта 1917 года минусинская Гор. дума in corpore явилась поздравлять Брешко-Брешковскую с победой и торжеством её идей. Как писали современники, ей "был предоставлен для возвращения в Россию спец. вагон, и это возвращение было сплошным триумфом". Брешко-Брешковская проехала в этом вагоне с Востока на запад, постоянно выступая с речами, участвуя в митингах. Везде ее, как старейшего деятеля революционного движения, встречали толпы народа. В конце апреля  она прибыла  в Москву, где её бурно чествовали в Городской  Думе и Совете Рабочих депутатов.

Итак, Екатерине Константиновне уже 73 года. Позади годы каторги и ссылки, однако она начинает активную деятельность в поддержку Временного правительства, постоянно совершая агитпоездки по стране и защищая от нападок Керенского - "достойнейшего из достойных граждан земли русской, ...гражданина, своим решительным и мужественным словом и образом действий спасшего Россию в революционные дни февральского переворота".

К возвращению Брешко-Брешковской в Россию у нее не оказалось там ни жилья, ни имущества. По предложению  Керенского она поселилась в Зимнем дворце. Она пишет и издаёт автобиографию, серию брошюр, в которых доступно излагает основные положения эсеровской программы и вместе с тем отвечает на злободневные вопросы, волновавшие народ. Говоря об Учредительном Собрании, Брешко-Брешковская видит в нём не только "тот фундамент, на котором будет строиться великолепный хрустальный храм Свободной России", но и рекомендует туда "выбрать людей... которые ещё при старом порядке не переставали говорить о Земле и Воле". В наказ депутатам должны быть положены требования эсеровской программы:

1. Демократическая Республика;
2. Вся земля народу, социализация земли;
3. "Да здравствует равноправие всех национальностей, населяющих Российское Государство! Долой сословия и привилегии!"
4. "Закон о всеобщем обязательном образовании";
5.  "Да здравствует 8-часовой рабочий день - путь к образованию, благосостоянию и здоровью!"

Вот какие требования в своей брошюре «Что делать в учредительном собрании?» Брешко-Брешковская считала первоочередными.  Она писала, что добиваться всего этого надо на основе всеобщего, равного, тайного и прямого голосования.

Она настаивала на необходимости безотлагательного решения аграрного вопроса. Выступая на съезде партии Конституционных Демократов Московской губернии 29 апреля 1917 года, она призвала "немедленно приступить к организации крестьянских Советов для скорейшего достижения чаяний всего крестьянства - передачи всей земли народу". На 1-м Всероссийском съезде Советов Конституционных Демократов (4-28 мая) выбрана в Исполком Всероссийкого Совета Конституционных Демократов, получив 809 голосов "за" (810 набрал только В.М. Чернов). 27 июля в статье "Контрреволюции нет места" Брешко-Брешковская писала: "...наш народ твёрдо решил оставить за собой право... на переход всей земли от частной собственности в общественную. Он не расстанется с этим правом ни при каких условиях, и если возникнут попытки контрреволюции, то это приведёт только к кровопролитию, нисколько не обеспечивая торжества врагам народа".
 
В вопросе о войне Брешко-Брешковская была сторонником победы во что бы то ни стало. Выступая на митинге перед солдатами и матросами в Петрограде, заявила: "Великие воины и граждане, освободите нас скорее от врага. Я, старуха, идти на войну не могу, хотя если бы вы этого потребовали от меня, отправлюсь". Она считала, что "каждый день приближает Россию к пропасти... мы парализуем не только её предстоящую возможность к возрождению, но в то же время изолируем её на всю будущую историю, ставя в положение изменницы делу интернационального пролетариата, призывающего Россию на помощь, ради скорейшего освобождения... ради скорейшей возможности приступить к разрешению национальных проблем мирным путём". Свои взгляды Брешко-Брешковская обычно излагала в газете "Воля Народа", в редакцию которой вошла 13 июля.
 
На 3-м съезде ПСР (25 мая - 4 июня, Москва) Брешко-Брешковская была единодушно заочно, т.к. находилась на лечении, избрана почётным председателем. В письме съезду Брешко-Брешковская писала: "Нам необходимо единение внутреннее - единство мысли и чувства... мы "народники" не по названью только, Мы - народники в силу нашей любви и бесконечной преданности высшим интересам, настоящим и будущим, нашего великого народа... И на наши головы ляжет ответ за малейшее допущение измены или нарушения данной народу клятвы - служить ему верой и правдой". При выборах ЦК группа центра предложила избрать Брешко-Брешковскую вне списков "как человека, стоящего для нас всех на совершенно исключительной высоте..." почётным членом ЦК, что было принято без голосования. Однако, узнав об отказе съезда избрать в ЦК Керенского, Брешко-Брешковская заявила о выходе из его состава.

Как уже говорилось выше, Брешко-Брешковская очень много выступала перед людьми. Выступая, она очень часто говорила не о политике, как мы понимаем ее сейчас, а о морали. Вот, например, ее выступление в политклубе женщин- гражданок Севастополя: "В любви к народу, в знании его души - вы найдёте и умение служить ему и высшую награду быть счастливыми". А в одной из газетных статей Брешко-Брешковская отмечала, что "Россия - самое отсталое в деле просвещения государство, что невежество масс есть главный источник всех поражающих Россию бедствий" и что "свет знаний повышает не только... благосостояние народа, но и ...его нравственность, этот главный фактор прочного счастья всего человечества".
 
Летом 1917 года основной темой ее выступлений стали единение и оборона страны. 1 июля Брешко-Брешковская прислала приветствие 1-му женскому военному съезду, призвала вступить в женский "батальон смерти". В статье "Женский батальон" писала: "Да будет благословенно начинание ваше... С вами правда, с вами честь, с вами благословение великой Родины вашей, прочь сомненья - смело вперёд!". В июле во время тарнопольского прорыва немцев призывала: "...соберите силы свои и направьте их... на врагов внешних и внутренних". К последним она относила бывших полицейских, жандармов, чиновников, черносотенцев, которые, по её утверждению, "примкнули к ленинцам-большевикам, все они спешат развратить и армию и рабочих и вернуть старые порядки с царём во главе... Объединимся... на одной цели - на спасении Родины".

На Государсвенном совещании, проходившем 12-15 августа в Москве,  Брешко-Брешковская была делегатом от Исполкома Всероссийского Совета КД. В выступлении 15 августа "от русской истории" (выражение Керенского) сказала, что народ выдержал испытание революцией, и теперь остаётся осуществить всеобщее единение, ибо "все в единении признают, что Родина у нас есть и что Родина эта достойна того, чтобы её защищали". К единению были призваны и интеллигенция, и капиталисты, причём последние должны быть поставлены под самый строгий, со стороны правительства, контроль, ибо "на их душе громадный грех".

14-15 сентября все газеты перепечатали из "Воли Народа" манифест-воззвание, подписанный Организационным Советом петроградской группы эсеров во главе с её почётным председателем Брешко-Брешковской. Воззвание требовало от ЦК ПСР "навсегда порвать с циммервальдизмом, пораженчеством и большевизмом, которые ведут партию к расколу, армию - к разгрому и страну - к развалу". Брешко-Брешковская была избрана в сеньорен-конвент Временного Совета Российской Республики. Как старейший член, 7 октября открыла его заседание. Своё выступление посвятила необходимости скорейшей передачи земли крестьянству: "Теперешние страшные беспорядки и анархические явления вызываются... требованием и правом" крестьян на землю. "Надо понять, что никакими маленькими пластырями эту историческую нужду не вылечишь, а пора помириться с мыслью, что земля перейдёт к народу". "Наша Россия будет сама виновата, если не сумеет сделать взаимные уступки настолько коренными, чтобы избежать вражды". Была избрана членом Учредительного Собрания.
 
Брешко-Брешковская, естественно, не приняла Октябрьскую революцию. Она считала ее национальным позором и писала, что "чаша позора переполнилась в момент Брест-Литовского мира". Она вновь переходит на нелегальное положение.

Летом 1918 года Брешко-Брешковская участвовала в деятельности Комуча (Самара), в сентябре - Уфимского государственного совещания, в 1919 году уехала в США, затем переехала во Францию, с 1924 - в Чехословакии. До конца жизни Екатерина Константиновна была верна своим идеалам. Будучи в эмиграции, живя в Ужгороде, который тогда принадлежал Чехословакии, она организовала Карпаторусскую трудовую партию, которая защищала интересы самых бедных и угнетенных национальных меньшинств. Уже в Закарпатье она вновь организовывает школы, кассы взаимопомощи, медицинские пункты.

В 1934 году тысячи людей пришли проводить Екатерину Константиновну в последний путь. Президент Чехословакии Томаш Масарик прислал венок, Александр Керенский приехал, чтобы выступить на митинге ее памяти. Однако большинство в этой процессии составляли вовсе не бывшие соратники по политической борьбе, а простые пражане, жители Закарпатья, для которых она была олицетворением совести и милосердия.

© Общество русско-эстонской дружбы

Обновлено ( 17.02.2009 20:20 )  

Авторизация

Сейчас на сайте

Сейчас 32 гостей онлайн

Лента новостей

Памятная церемония в Таллинне

21.09.2013

20 сентября в Таллинне прошла церемония в память о погибших...Читать дальше...

 

Гастроли Рижского русского театра в Таллинне

21.02.2013

30 и 31 марта на сцене Центра русской культуры в...Читать дальше...

 

Музыка их связала

20.01.2013

Как сообщают информационные агентства, спор президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса...Читать дальше...

 

Мэр эстонского города награжден орденом за помощь православной Церкви

14.01.2013

Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий (Якобс) вручил мэру города...Читать дальше...

 

Эстонские кошки в России

29.12.2012
Как сообщают вологодские издания, в выставочном центре "Русский Дом"...Читать дальше...